Форум Стебелёк
Форум Стебелёк

поэмы, поэмы муу









*Рекомендуемый автор :(в окошке) ...............................Читать ещё...

..........
Читать ещё....






                                

    Единственное Желание. Сказка ((Ирина Токарева

    Admin

    Работа/Хоббистихи ру, вк, вконтакте

    Сообщение   15th Декабрь 2018, 14:22

     Единственное Желание. Сказка ((Ирина Токарева 738

    Единственное Желание. Сказка
    Ирина Токарева
    https://www.proza.ru/avtor/jackinthebox


    Распростерлась степь бескрайняя – ни почину нет, ни окончания. Дорогим восточным ковром уходит за горизонт, саваном погребальным долы выстелены. Там, где солнце садится за далекий край, растянулось строем темное воинство - древние курганы стерегут степной покой. Небо гаснущее, прозрачное, легло на степь, словно крышка стеклянная на татарский котел. Высоко-высоко журавли стонут, осень окликают. Реет степной орел, крылья распластал, глазом острым дали меряет. Нет никого, только полег ковыль– от края южного до самого севера. Гонит вольный ветер по нему волну, отливает степь чеканным серебром. А в разливе ковылистом тропы пролегли. Кто их протоптал, знают облака, да орел, что парит средь них. То ли табуны прошли, пронеслись кони дикие, то ли гнали скот здесь кочевники…
    Лентой траурной вьется Черный Шлях, острая стрелка землю рассекла, пыль бурая, будто кровью политая, лежит пленкой непорушенной, да скромный аржанец края пути повил. Свищут тонко суслики, в ендовах волки воют. Сонмы теней из оврагов ползут. Скоро ночь, скоро ляжет на степь туман. Будут призраки петь грустные песни до утра, до луча солнечного, и замолкнут, едва он холмы вызолотит, потому как нет в степи петуха. Некому злые силы звонким голосом загонять в стойла адские.
    Вскочил на кочку заяц, в струнку вытянулся, уши навострил. Конский топот, частый, и глухой, разорвал в клочья тишину. Вылетел на взгорье черный жеребец. Заяц вскинулся, и скакнул в ковыль. Замелькала серая шкурка, занырял косой, как язь в неводе, пропал с глаз долой.
    - Хей, дружок, погоди! – закричал седок, и степной воздух вытянул плетью. Полетел по просторам свист молодецкий, подхватил его ветер, унес за холмы.
    Ехал по степи удалой казак. Гнал коня в густеющий мрак, торопился к хатам у Днепра. Хутор там родной, мать-старушка ждет. Сестрица девочкой была, когда брат на войну подался, а теперь чает он встретить чернобровую девушку – коса длинная вдоль тонкой спины, да голосок, чистый, словно лесной ручей.
    Скоро покос. Томится пашня, пахнет медом клевер. Пчелы отяжелели от хмельного запаха, пьют нектар. А тучный колос пьет свет солнечный, клонит вызерненную головку к земле. Встать бы на стерню босиком, да взмахнуть косой. Рубаха взмокнет от пота, на усы налипнет паутины нить. Летят тенёты над пышногрудым полем. Пляшет в текучем мареве дальний лес. Жарко. Сестрица едва поспевает за косарем, собирает сбитый колос, ловко вяжет высокие снопы.
    Давно казак не брался за косу. Забыл, как свистит ее отточенное лезвие над травами. Как гром гремит над родным хутором, поливает огороды летний дождь. Поет сестричка за пряжей, жужжит веретено, подпевая девушке. Матушка тихо молится, крестясь на образа. На базу мычит телок, утки крякают.
    Зато хорошо помнит он голос сабли своей. Взвизгнет она, рубя врагу голову, кровь басурманская блеснет маслянисто на долах, горячие капли упадут на мундир. Грянут пушки, заговорят самопалы… Конь горячится под седлом, жадно вдыхает пороховой дым. Сигнала к атаке ждет. А вечерами воет в осажденном городе мулла, призывает Аллаха покарать неверных, рвутся в небо острые шпили мечетей, да лунный свет горит на магометанских серпах. В родном стане под стенами – веселье. Горилка и голос друга у костра походного. Поет Ендрусь о невесте, вспоминает ее черные очи, пшеничные локоны, губы алые. Звучно вторит ему лютня. Летит над гетманским войском нежный голос молодого поляка.
    Говаривал полковник - атаман, будто тех, кого дома дожидаются, пули не кусают. Сам полег в битве, - жену и дочек татары давно в Крым угнали. А вот солдаты его живыми едут домой.
    - Богдан! Шальная голова! Спой-ка, да так, чтобы степь заплясала!
    Оглянулся казак. Скачет следом названный брат. Пан Анджей, знатный шляхтич. А на войне – поручик гусарской хоругви, воин смелый, товарищ надежный. Хорош витязь! Пусть кунтуш на нем походный, дорожной пылью припорошен, но на статном молодце смотрится как княжеский наряд. Звездой сверкает аграф на куньей шапке, сверкают и зубы при дерзкой улыбке. Пышноусый он, пан Анджей, глаза, как зерна кофейные, под соломенной чуприной. Ухмыльнется, и черти скачут в бархатных очах, сыплют искры жгучие. Нос орлиный, а взгляд задорный, хоть серьезен Ендрусь не по возрасту, - чин воинский обязывает.
    Сдружились вольный казак и польский копейщик. Кровью спаяны звенья братской любви. Дружба неравная, но верность потешается над неравенством.
    - Скучно тебе, братец? Утомился? – засмеялся Богдан.
    - День-другой в пути, и вступим на берег Омельника. Сменит колючий репейник вихрастый ковыль. Не журавли будут курлыкать над нами, Богдан, виться будет крикливое воронье. В Диком Поле лихих песен нам не петь. Рыщет там шакал, да бродят чамбулы татарские. Поедет отряд тихо и рассудочно, как гусята скользят за гусыней по озеру. Довести до дома я должен моих солдат живыми - здоровыми. Спой, друже, повесели. Что-то сердцу тяжко. Гнетут меня думы, словно ветер гнет у тына калину тонкую, а деревце, того гляди, переломится. Запевай, чертушка! А я подхвачу!
    Намотал Богдан на кулак хвост нагайки. Запел. Всколыхнул звонкий голос степь. Переливчатым ржанием подпел хозяину черный аргамак. Засмеялся Ендрусь. Вот уж догоняет друзей конный разъезд. Едут домой солдаты. Мундиры синие, шапки бараньи, высокие. Взбивают копыта дорожную пыль в багровый туман.
    - Знаешь, Ендрусь.. – вдруг вздохнул казак. Замолчал он, но песнь его не стихла, подхватили ее рыцари. – Сколько времени мы копытим степь, ни конца, ни краю нет путешествию. Дней до осени – непочатый край, а Илья-пророк в реках воду еще не студил, только ночи давно не летние. Звезды блещут, огромные да мохнатые, а месяц – что скатный жемчуг от холода. Дюже устал я, брат, у костра ночевать. Конь свежего зерна требует. Повстречалось бы нам селение на пути…
    Улыбнулся молодой шляхтич, подкрутил пшеничный ус. Его конь, жеребец караковый, пяти деревень стоит. Держит верно путь без поводьев, в бою львиной грудью смело во вражескую пехоту врезается. Говорит Ендрусь казаку.
    - Ты, Богдан, - воин, не дева нежная. А зараз заскучал в степи!
    - Глянь на север! – отвечал казак, указав рукой направление. – Видишь, шляхи небесные разгораются. Выплывает на небосклон луна. Там, над лесом, над ольшаником, звездный ковш висит, будто опрокинутый. А под ним, над вершинами ольх, зарево слабое мечется. Слыхивал я от старика отца, в тех краях Белый хутор есть. У холмов лежат покосные луга, хаты-мазанки по ним рассыпались. Катит речка сквозь деревеньку воды студеные. А по весне холмы белой шалью одеваются – цветут сады вишневые, яблони кудрявятся. Дали те сады название хутору. Едем, Ендрусь! Кличь солдат. Отдохнем в шинке, у очага погреемся. Съел бы я галушек со сметаною целую бадью, да в тороках только зайцы да куропатки. От души бы сплясал с глазастой дивчиной, повеселился бы. Да вечерами у костра только ты меня веселишь, все поешь про свою ненаглядную. Эх! Говоришь, душа томится? Рассеет скуку молодая хуторяночка, а ясная панна еще погодит денька три. Отдохнем чуток, прежде чем в Дикое Поле вступать, подождут нас чертополох и грязь, не соскучатся.
    Нахмурил поляк брови соболиные, угрюмо на друга глянул. Почуял скакун волнение хозяина, заходил под богатым седлом, звякнула подкова, о камень ударившись. Не хочет гусар с пути сворачивать. Долго встречи с милой ждал, чтобы дальше радость откладывать. Хоть и воевал он смело, дрался отчаянно, не бежал от пуль вражеских, все же чаял живым вернуться к невесте. Еженощно молил Богоматерь смерть от него отвести. Услыхала она молитвы витязя, вот уже дожидается молодых в Варшаве ксендз.
    Богдан, казак реестровый, тоже помрачнел, ожидая ответа. Неспокоен он. Нрав, как дикий смерч. Хочет парень мать, сестру обнять, да в седле сидеть устал. Опостылела ему глухая степь. Кровь вскипает в шальном казачине. Вот бы молодку румяную приласкать, или парням хуторским в драке ребра пересчитать.
    - Нет, Богдан. Нет причины сворачивать. Вижу зарево над ольшаником, далеко от нас Белый хутор твой. Вот что скажу тебе, шнуры до конца сгорят, полночь отмечая, а не доедем мы до селения. Не серчай, казак, гони вперед Воронка. Скоро дома будешь, там набалуешься.
    Был казак молод да горяч. Кудри черные, скулы турецкие, оскал волчий. Брови злобно изломал, коня по крупу плеткой хлестнул. Конь хозяину под стать, не жеребец, сущий сатана. Ноги легкие, голова змеиная, хвост мочалистый, необрезанный. Взвился он на дыбы, в ковыль ринулся, и помчался в степь.
    В то же мгновение потянуло издали могильным холодом, будто задышала смертью ночь. Глянул Ендрусь на небо, а там выплывает месяц, с левого бока ущербленный, льет на поле мертвенно-бледный свет. Под ним беснуется черный жеребец, несется по Шляху прочь, не находит всадник покоя в скачке, все бока скакуну исхлестал.
    Задумался юноша. В степи скоро станет темно как на погосте. Коли лежат поблизости чьи-то кости непогребенные, выбеленные временем и суховеями, поднимет их в полночь злая воля убийцы. Пойдет мертвец по округе бродить, искать обидчика, будет жалобным рыданием зверье пугать. А если набредет на костер да на путников, непременно кому-нибудь в горло вцепится. Не уходит вурдалак от живых людей, не испив парной крови.
    Не был гусар трусом, не страшился нечисти, знал, охраняет его святое распятие, что носит он на шнурке под рубашкой, а более всего остального охраняет христианина искренняя вера. Но отчего-то больно сжалось сердце. Объял тело мороз. Стиснул Ендрусь пальцы на рукояти сабли, и схватила его в объятия такая тоска, что едва не закричал витязь.
    - Гей! Ребята! Поворачивай на север! – отдал он приказ. И сам первым развернул коня мордой к ольшанику. Заметил Богдан, как повернул разъезд, громко засвистел. Вмиг нагнал резвый воронок жеребца каракового, пошли они рядом, ноздря в ноздрю.

    * * *
    Прав оказался пан Анджей. Долго добирались солдаты до хутора, въехали в широкие ворота далеко за полночь. Верно Богдан говорил, деревенька лежала за ольшаником, у зеленых холмов, поросших дикими вишнями. Хуторской месяц от степного отличается. Висит над крышами, желтый, как крестьянский сыр, сизыми облаками густо увит, укутан. А земля тут гостеприимная, трава шелковая, почва горячая как печь, видно нагрело ее солнце за день, теперь жар волнами вверх поднимается. Речушка журчит, а над ней небо уж розой зацвело. Плещется вода средь прибрежных камней, приглашает путников искупаться, освежиться после путешествия. Заливается соловей в малиннике, зарю зовет.
    Хаты крестьянские на пригорке в тишине стоят, ночной сон не выпустил их из своих сетей, но нет-нет, да мелькнет в окошке огонек, - запалила хозяйка лучину, стряпать принялась, потом пойдет корову на выпас провожать. Уже звенит за огородами пастуший рожок, будит хуторян, утро возвещает, и вторят пастуху кочеты.
    Широкая тропа вьется в обход деревни, мимо хат к самым холмам уводит всадников. Слышат цокот копыт сторожевые псы, с хрипом рвутся с цепей, хотят разузнать, кто тревожит спящий хутор в ранний час. Вдоль дороги обтесанные столбы вколочены, украшены лентами разноцветными, венками из полевых цветов. Пахнет воздух свежескошенным сеном да спелыми яблоками, и вплетается в эти запахи съестной дымный аромат. Шинок, значит, поблизости. Отдохнут там войны, выспятся.
    Едут они мимо ветхого плетня, а через край ветви тяжелые свешиваются, мерцают на них налитые соком плоды. Сорвал Богдан на ходу яблоко, надкусил румяный бок и к другу обратился:
    - Не хотел, Ендрусь, сворачивать, а глянь только, вовремя мы в Белый хутор наведались, скоро будет тут веселье. Посмотри, как тракт украшен, верно, поедет вдоль него гость, поважнее нас!
    Глянул поляк на развевающиеся ленты, на столбы осиновые, покачал головой, не ответил другу. Замедлил ход его умный конь. Въезжали служивые на постоялый двор шумной ватагою, лаяли потревоженные собаки, вышли из корчмы шинкарь с шинкаркою гостей встречать. А Ендрусь, лишь увидел у ворот каплицу старую, спрыгнул с седла, подошел к алтарю, опустившись на колено, перекрестился и коснулся пальцами края распятия.
    Admin

    Работа/Хоббистихи ру, вк, вконтакте

    Сообщение   15th Декабрь 2018, 14:23

    * * *
    - Расскажи нам, добрый человек, что за празднество в селе намечается? – попросил Богдан. Выпил он кружку молока, ладонью усы вытер. Хорошо в корчме, чисто, просторно. На стрехе копченые окорока да колбасы развешаны, пламя в очаге ревет. Рыжая кошечка на подоконнике старательно шерстку вылизывает. Прижала ушки, то и дело зыркает зелеными глазищами в темный угол. Расшалились там мыши, пищат, копошатся, закатили гуляние. Улыбнулся Богдан кошечке.
    - Ах, ваша милость! Радость у нас! Выдаю замуж дочку старшую. Стукнуло Оленьке на Ивана Купалу шестнадцать годков. Выросло дитя. Нашелся и для нее жених, киевский купец. Ранехонько приедет он за невестой, станем тогда всем хутором праздновать. Челом бью, милостивцы, прошу славных витязей остаться, почтить присутствием нашу скромную свадебку.
    Так отвечал хозяин, расставляя яства на столе. Сдвинул на край тусклый каганец. Втроем сидели пан Анджей, Богдан и вахмистр поручика, маленький шляхтич Углик. Любил Ендрусь Углика за украинскую веселость да за умение на чакане играть. Были они почти ровесниками, не одну битву прошли плечом к плечу, а коли делили невзгоды войны, то и в шинке вместе сиживали. Выглядел Углик рядом с высокими, плечистыми молодцами Богданом и Анджеем маленьким хитрым бесёнком. Ростом мал, смугл, черноок. Но характером не в черта пошел. Добрый парень, незадиристый, все же коли растравит кто его тихую душу, порохом вспыхнет Углик, не раздумывая, в драку кинется. Лихой рубака этот вахмистр маленький, редкий противник живым от его сабли уходил.
    Лично прислуживал толстый корчмарь сей троице. Солдатов из свиты пана Анджея строгая шинкарка кушаньем обносила.
    - Как, господин поручик, останемся? – подмигнул гусару Углик. А тот только взгляд отвел, густые ресницы опустил. – Заскучал, ты, закручинился. На войне молодцом держался, Анджей, теперь затосковал. Или чем ближе твоя панна Варвара, тем сильнее томление? Развеселись, ясновельможный пан! Побудь на свадьбе хуторской, глядишь, на свою собственную резвым соколом полетишь. А то стал похож на зверя загнанного.
    Молчат друзья, ждут ответа. Гладит Богдан кошечку на подоконнике, а она, шельма, раззадорилась, звонко мурлычет, казаку спинку подставляет, мол, приласкай меня, человече, посмотри, какая шубка у меня яркая да бархатная.
    - Просишь развеселиться? – вдруг заговорил Анджей. Глядя на Углика, вопросительно сощурился. – Не веселье мне сейчас, подавай дорогу дальнюю. Полгода от разлуки с любимой не могу очухаться. Каждый лишний день вдали от нее, словно вечность в чистилище. Не нужны мне гуляние, чужая свадьба, песни веселые, пляска да вино. Хочу свою Басю поскорее обнять. Но терзает сердце необъяснимая мука. Чей-то голос тихий остаться уговаривает. Эх, к лешему! Видать, по людям соскучился, сколько дней еду по глухой степи… Или, как наш Богдан, удобной постелью прельстился. Черт с вами, останемся. Один день отдыхайте, служивые, а на следующее утро с новыми силами двинемся в путь. Если кто озоровать в деревне вздумает, велю высечь розгами при честном народе, слышали?!
    Стукнул Ендрусь по столу кулаком. Закивали согласно солдаты, обещая командиру послушание. Шутить с ним еще никто не отважился, а ослушаться тем более. Довольно улыбнулся Углик, хлеб жуя. Казацкий синий взор загорелся озорным огнем. Принялись войны за трапезу. Запивали бигос ключевой водой. Молодой поляк так к еде и не притронулся. Из степи сбежал он на Белый хутор, кручиной, будто кнутом, подгоняемый, но здесь не нашел успокоения. Поднялся из-за стола, придерживая саблю на перевязи, со стола шапку взял.
    - Спать пойду, други… - сообщил парням. - Ты, Углик, за старшего.
    … И, шпорами позванивая, молиться отправился. Тревожился Анджей, тосковал отчего-то. Несся ему во след вахмистрова чакана свист.
    * * *
    Над вишневым садом музыка летит. Смеются скрипки, вторят им лютни. Солнце в прозрачную воду глядится, наполнилась речка до краев червонным золотом. Празднуют хуторяне свадьбу. Выдает шинкарь замуж дочку старшую. Не поскупился отец, пир горой закатил. Пьют старики хмельной мед, утираются вышитым рушником, покрякивая, приговаривают:
    - Сколько живы, не бывали еще на таком гулянии!
    Веселится Белый хутор. Играет ветерок ленточками на девичьих венках, перебирает бахрому бранной скатерти.
    Достался Оле богатый суженый. Приехал за невестой на коляске, запряженной тройкой рысаков. Следом за ним прискакали дружки из Киева. Хлопцы деревенским девчатам взялись подмигивать, зубы щерили, как озорные щенки. Девушки лишь вежливо улыбались в ответ. Остановились на хуторе женихи позавиднее киевских. Рыцари бравые, все как один, рослые да веселые. По двору рассаживают, военной выправкой хвастают. Усы у них пышные, на высоких шапках тульи алые. Поп молодых венчал, а по правое плечо невесты свита выстроилась. Каждый воин при шпорах да при оружии! Сама царица порадовалась бы такой гвардии!
    Особенно хорош чернобровый казак Богдан. Сорочка белая, по вороту крестиком вышита, оттеняет смуглую шею. Кушак малиновый, шаровары атласные, сапожки мягкие, а за пояс заткнут турецкий кинжал, рукоять дорогими каменьями украшена, так и сыплет искрами самоцветными, так и переливается! Не могут хуторянки отвести глаз от степного молодца. Всем взял! И статью, и лицом, и задором ребяческим! С таким не соскучишься… Если наведет он на какую дивчину очи синие, томно-страстные, у бедняжки сердце заходится. Усмехается белозубо казак, в левом ухе качается тяжелое кольцо. Кромсает его усмешка душу девичью, словно кинжал турецкий, кривой.
    Пан Анджей тоже пригож. На нем польский жупан из зеленой парчи, богатым поясом перепоясан. Робеют простолюдины на шляхтича глазеть, очень уж он серьезный, да царственный. Карие глаза смотрят строго из-под светлых бровей. Стоит молча он, не поет, не улыбается, руки на эфесе сабли сложил.
    Свадьба своим чередом катится, застолье сначала, потом гуляние…
    Пригласил шинкарь отменных музыкантов. Как заиграют они, - гости невольно на скамьях подпрыгивают. Молодежь, недолго думая, в пляс пускается. А старики терпят, седины благородные возбраняют отплясывать, хоть и на лицах охота читается: вот бы вспомнить молодость, выдать трепака, повертеться в пыли волчком!
    Пляшут хуторяне в вишневом саду, что на холмах у леса раскинулся. Гремят тосты заздравные, каждый желает счастья молодым, за их здоровье пьет. Веселится Богдан, то с одной, то с другой дивчиной в танце сходится. Одну обнимет, поведет нежно как лебедушку. Хохоча, другую схватит, закрутит, завертит юлой. Деревенские парни на него люто поглядывают, как гуси на кочета, но задраться не осмеливаются.
    Захмелел казачина от вина, от девичьих глаз, губ смеющихся. Смотрит по сторонам. Вокруг друзья танцуют, радуются. Углик на чакане скрипкам подыгрывает. Даже пан Анджей, хоть и стоит в сторонке, не пляшет, а все же притопывает, пшеничными кудрями потряхивает. Повеселел ясновельможный, зарумянился. Видно, забыл о кручине своей. Хей! А чего грустить?! Свистнул Богдан да вокруг молодицы вприсядку пошел, а потом как вскочит и выдаст частую дробь каблуками коваными! И воевать, и танцевать великий он мастер! Хвала святым, что на постылой войне не запамятовал, как жизнь любить.
    Вот замолкла на мгновенье музыка. Не листок на ветвях не шелохнется. Жарко. Наверное, ночью грянет гроза. Остановились танцующие, ждут. Повременила скрипка чуток, и вновь заплакала, одинокая. Рыданием сердце терзает.. Молчат девушки и парубки, переглядываются. Отчего завел на свадьбе музыкант грустную песнь? Стоит и Богдан, на небо смотрит. Уж присоединился к плачу скрипки чакан Углика, нежно засвистел, вплетаясь искусным узором в мелодию. Двинулись пары, запели тихо девушки. Пан Анджей под сень яблоневую отступил.
    Зажмурился казак, счастливо улыбается. Вспомнились ему сестрица и матушка, скоро воин с ними свидится. Вдруг чувствует он, как чья-то легкая рука его за рукав теребит.
    - Попляши со мной, казаче… - просит голос, тихий, тонкий как серебряный колокольчик. Вздрогнул казак, опустил глаза, и ахнул. Смотрели на него очи такие чудесные, каких он за всю свою жизнь не видал. Почудилось парню на мгновение, будто бы заблудился он в ночном лесу, да в затянутый тиной омут заглянул. А там, на дне омута, то ли затаилась благодать, неземная, грешная, то ли лютая смерть обретается. Прикрыла дивчина зелень очей завесой шелковых ресниц, скромно потупилась. Чудо, как хороша! Любая гордая красавица смотрелась бы рядом с ней, будто слабая искра рядом с жарким факелом! Губы, что спелые вишни, кожа, словно лепесток водяной лилии. Ждет ответа от Богдана темноглазая, а тот слова вымолвить не в силах. Совсем дар речи потерял, только любуется, как солнце на роскошных волосах горит зарей.
    - Что же ты молчишь, Богдан? – повторила красавица и за руку его взяла. Потряс казак черноволосой головой, словно хотел дрёму с вежд согнать. Пальцы девушки были ледяные, что студеная вода.
    - Отчего ты такая холодная? – спросил он, и сжал ее ручку в своей.
    - Вечер близится, скоро покажется луна. Холодает, вот и замерзла я… Покружи меня в танце, ясный сокол, я и согреюсь…
    Обнял он девичий гибкий стан, вокруг шеи обвились тонкие руки, вздохнула девушка, к нему прижимаясь. Закружились они в танце. Не мог Богдан на нее наглядеться, и красавица глаз не отводила, смотрела в самую душу. Вот уж и музыканты играть перестали, остановились танцующие, а парень отпускать зеленоглазую колдунью не хочет. Боится разомкнуть объятия. Чудится Богдану, если отпустит он девушку, растает та как сон. А если кто посмеет силой вырвать ее из рук, и свою душу погубит казак, и душу похитителя, но вернет панночку. Понял молодец, пока в зеленые глаза гляделся, потерял сердце.


    * * *

    Весь вечер танцевал Богдан с панночкой, не мог оторваться от нее. Устал казак, ноги держать его отказываются, голова кружится, но он все отплясывает, лишь бы сжимать руками стройный стан. Всё забыл, видит только нежное личико дивчины.
    Потемнел небосклон, золотится, как мед сотовый. Вишневые листья уже тише перешептываются, а веселье не стихает.
    Едва поползли от дерев синие ночные тени, зашептала панночка казаку на ухо:
    - Скоро месяц покажется. Уйдем со мною, друг милый, убежим за южный край. В ольховый лес. Красив и нежен ты, сокол синеглазый. Стану твоею я в эту ночь…
    Только сказала, оттолкнула казака и побежала прочь. Остался он один среди танцующих. Видел, как мелькает меж ветвей светлый сарафан, порхает, будто мотылек ночной, которому к утру погибнуть предстоит. Быстро пропала девушка из виду, растаяла в дымке. Бросился Богдан вослед, сломя голову. Вроде кто-то позади окликал его… Кто-то вернуться просил…
    Сбежал по склону, увидал на опушке тонкую фигурку. Взмахнула она ручкой, и в лесу исчезла. Богдан следом ринулся.
    В ольшанике найти ее не чаял. Здесь ночь царит, да такая черная, хоть глаз выколи. Совы ухают, сердце в груди вторит им. Схватил его кто-то за локоть, к дереву притянул. Смотрит Богдан – это его панночка.
    - Ласточка моя ненаглядная! Пришел я! – заговорил казак. – Полюбилась ты мне, потерял я покой!
    Рассмеялась девушка переливчато:
    - Неужели так быстро полюбилась? Ведь едва успели с тобой станцевать, и не целовал меня еще, казак!
    - Лишь заглянул в твое личико белое, королева, свободы лишился. Не стало ее для меня! Пленник я! Ты теперь моя свобода!
    - Ответь, любишь ли меня?
    - Как душу свою! Хочешь, поклянусь на святом распятии?!
    - Нет, не клянись, казак, не доставай креста! Верю тебе. Я и так, без клятвы, твоя!
    Всколыхнулось пламя в груди парня, грозясь спалить его заживо. Обвилась вокруг него девушка, ледяная, словно родниковая вода. Вздохнул он и поцелуем впился в малиновые губы.
    Admin

    Работа/Хоббистихи ру, вк, вконтакте

    Сообщение   15th Декабрь 2018, 14:23

    * * *

    Не развеселила хуторская свадьба пана Анджея. Пил, гулял народ, плясали жолнеры с девушками, под столами собаки, урча, мослы догрызали, нюхали табачок старики. Дружески кивал шляхтичу шинкарь, то и дело кланялся, почтение выказывая. Юная невеста подносила ковш с медом. Пил пан Анджей, утирал усы, благодарно улыбался, но мыслями далеко был. Иной раз отвлечется он, на друга глядя. Лихо Богдан отплясывает, поет, как в последний раз! Хорош! Но вспомнит рыцарь невесту свою, и вновь затоскует. И ладно бы лишь тоска донимала его. Теснятся в голове думы мрачные, чуждые спокойному юноше. Всегда был он хладнокровен, рассудителен, но как въехал на Белый хутор, забыл о спокойствии. Слышит Анджей тревожные голоса.
    - Смотри в оба, Ендрусь! Будь начеку…
    И смотрит Ендрусь. Сидит под деревом, трубку покуривает. Висит над ним белый дымок. Что за чертовщина творится в селе? Коли вино не берет, может табачный дым задурманит измученный разум ….
    - Пан поручик, удобно ли вам?
    Поднял Ендрусь карие глаза. Участливо склоняется над ним Оленька.
    - Удобно, милая пана, не беспокойся. Иди к своему жениху.
    - Не принести ли чего, пан поручик?
    - Нет, Оленька, ничего не нужно. Разве только отцу скажи, чтобы оставил тебя в покое. Мне прислуживать не надобно. Я и сам могу о себе позаботиться, руки-ноги есть! А ты сиди и радуйся. Дай Бог, единственный раз замуж выходишь, не проворонь собственную свадьбу.
    Нерешительно молчала Оленька, но не спешила уходить.
    - Ну чего тебе? – улыбнулся гусар. – Смело говори!
    - Беда, пан поручик…
    Побледнел молодой поляк, тяжело сглотнул. Обводит поляну взглядом. Все его воины как на ладони. Поднялся он.
    - Какая беда?
    - Глянь на друга, ясновельможный пан… - указала Оленька на Богдана. Повернулся Ендрусь к танцующим. Плясал казак с девой, прелестною, как солнечный лучик.
    - Что же за беда?! – засмеялся он, взял Оленьку за плечи. – Успокойся, сердечная! Бедовый наш казак, но добрый малый, не обидит твою подружку.
    - Не подруга она мне! – испуганно шепнула девушка. – Не из нашего она хутора. Вглядись, рыцарь. Разве бывают у простых девушек косы рыжие как рябиновая ягода? Кожа у крестьянок солнцем обожженная, а не белая как яблоневый цвет. Глазами страшными глядит она в зрачки другу твоему, ледяными руками за шею обняла. Потерял Богдан голову… А коли поцелует ее, - сердца лишится! Не человек эта девушка! Сила нечистая! Приходит ведьма из ольшаника, от лесного ключа холодного. Заманивает красивых парубков в омут! Присмотрись и заметишь, как с левого края ее передника вода тонкой струйкой сочится. По сему признаку мы распознаем водяную деву, хоть часто она облик меняет!
    Не надеялся юноша в сумерках разглядеть потемневший от влаги подол танцующей девушки, к своему ужасу ни ее не увидел, ни белой рубахи друга.
    - Скорее! – крикнула Оленька. – Заманила ведьма в лес казака! Торопись, пан, не то выпьет она из него кровь!
    Понял Ендрусь, что за мука терзала его в селе. Лишится он скоро брата названного, живым не довезет до родного куреня, коль тотчас не пошевелится!
    - Отставить гуляние, служивые! За мной поспешай! – громовым голосом крикнул пан Анджей, не дожидаясь ответа, бросился в темноту, побежал к ольшанику. Замерла ошеломленная свадьба, перестала играть музыка. Не поняли солдаты, куда командир звал их, но все как один, устремились следом.

    * * *
    Вовремя спохватился пан Анджей.
    Рассыпались войны и хуторяне по лесу, стали Богдана окликать. Спугнули водяную деву громкие человеческие голоса. Пропала она. Бросила под деревом свою жертву. Там и нашел казака Ендрусь. Сидел тот, на шершавый ствол голову откинув, пустым взором в небо пялился.
    - Богдан! Жив ли?! Здоров ли?! – крикнул гусар, хватая за плечи парня. Ничего не отвечает он, лишь беззвучно губами шевелит. Бледен Богдан, синие глаза тускло поблескивают, а ворот рубахи черной кровью вымазан. Вытекает она из раны на шее, а вместе с ней покидает ослабевшее тело жизнь. Зовет поляк на помощь. Какая сила злая заманила их на Белый хутор, думает. Степные духи смутили витязя видениями, страхами суеверными, не захотел он ночь у костра проводить. А в селе Небо лишило покоя его душу, предупреждая о несчастье. Но хоть вместе с унынием пришли размышления, не прислушался к ним Анджей. Не смог беду предотвратить. Умирает на его руках Богдан, реестровый казак.
    Отнесли его на постоялый двор, у окошка на топчан положили. Растворил ставни Анджей, потек в горницу медвяный запах трав. Шинкарка свет принесла, послала за лекаршей. Пусть рана на шее промыта, искусно перевязана, но мечется в горячечном бреду Богдан. Отравил яд его кровь. Холодный пот струится по челу, стонет казак, плачет, зовет кого-то. У друга сердце от жалости разрывается. Сидит Ендрусь в изголовье кровати, мрачно смотрит на больного. Не уйдет спать до утренней зари.
    Много битв они вместе пережили, не раз ранен бывал Богдан. Случалось, пуля жалила в грудь, случалось, на хребте янычар остроту ятагана испытать норовил. Мучился в горячке казак, но так еще никогда не страдал. Смеялся обычно над ранами, скалил зубы от боли и смеха, а теперь слезами заливается. Вытирает их брат чистой тряпицей, смоченной в ключевой воде.
    Забрехал во дворе кобель, знахарка пришла.
    Осмотрела рану старушка, перевязала ее сызнова, посидела над молодцем, молитвы почитала, всхлипывая, а потом говорит:
    - Знахарство мое не поможет хворому, сынок. Страждет твой друг не от телесной боли, а от душевной. Гнетет его болезнь опасная, любовная тоска. Украла водяная сердце у парубка. Только Богоматерь, да ее святые ангелы могут над ним смилостивиться и исцелить томление. Коли будет так, коли успокоится казак до первых петухов, уснет сном младенческим, то выздоровеет к утру. Отступит от него немощь. А нет, так помрет… Молись, сынок, выпрашивай у Господа душу казачью. Стойте всенощную, служивые… И я помолюсь.
    … И молились войны. На коленях стояли вокруг топчана, склонив головы. Молился Анджей, сражался с нечистью силой веры да постом. Слишком сильно любил он друга, чтобы без боя смерти уступать. Не успел первый петух за окном запеть, как затих Богдан. Хриплое дыхание беззвучным сделалось. Не умер он, просто мирно спал, улыбался во сне чему-то неведомому. Рыцари, обессиленные ночным бдением, спать разошлись. Ендрусь опять не спит. Смотрит в окно, а за ним уж вроде рассвет забрезжил. Упал с души поляка тяжкий камень.
    Запрыгнула на подоконник рыжая кошечка, та самая, что к Богдану накануне свадьбы ластилась. Щурит на Анджея глазищи изумрудные.
    - Захворал твой приятель, бестия, – говорит ей Ендрусь. – Полечи его, как можешь, чтобы утром он здоровым поднялся.
    Замурлыкала кошка, словно серебристый бубенец зазвенел. Скакнула с подоконника на одеяло и свернулась клубком под рукою Богдана. Завела монотонную песнь. Хороша у нее шубка! Лоснится, что бархат, а цветом ярче рябины-ягоды. Протянул Анджей руку, желая кошечку погладить, но тут кто-то окликнул его.
    - Ясновельможный пан! Спать иди, до утра много времени. Отдохни, как следует. Поведешь завтра отряд в Дикое Поле, голова тебе свежая понадобится. А я посижу с хворым казачиной.
    Поднял Анджей голову. Обращается к нему верный вахмистр Углик. Подошед, кладет руку на плечо, участливо улыбается. И поручик улыбнулся в ответ. Выйдет из Углика лучшая нянька для Богдана! Поднялся Ендрусь с табурета, обнялся с товарищем.
    - Уговорил… Ну что же, сиди, коли дело такое. – И отдыхать отправился.
    Занял его место Углик. Наа дворе темно. За полем чернеет ольховый лес, у тына видна аккуратно сложенная поленница… Долго придется сумерничать, поиграть бы сейчас на чакане, но негоже больного тревожить. Сладко спит Богдан. Заметил Углик на одеяле пушистый клубок. Урчит уютно кошечка, спящий казак пальцами ее шерстку перебирает, нет-нет да дрогнут в улыбке бледные губы, радость озарит чело. Вдруг вытянул зверек лапки, дугой спинку выгнул, хочет поточить коготки о плечо казака. Разозлился Углик.
    - Ишь, чего удумала, ведьма рыжая! А ну, брысь!
    Взмахнул он рукой, прогоняя кошечку. Прижала та ушки, зашипела,… и громче прежнего замурлыкала. Пронял вахмистра ее раскатистый голосок, закрыл он глаза, вроде бы на минуточку, но сам не заметил, как в сон провалился… Проснулся от испуга. Показалось ему, что дольше положенного почивал. Посмотрел на улицу, а там темно, как и раньше, словно времени самая малость прошла. Встряхнулся, глазами по горнице повел. Все по-прежнему. Тихо. Сумрачно. Затухает лучина на столе. Только на одеяле нет кошечки. Ускользнула, знать, через распахнутое окно. Наконец, встретился взглядом с хмурыми очами Богдана.
    - Святые угодники! Неужели проснулся, Богдан?! – всплеснул руками вахмистр. – Напугал же ты нас, брат! Едва не улетела твоя душа к небесам. Хотя, кто знает, может быть, сам дьявол унес бы ее, коли не праведная молитва!
    Поморщился казак, сел.
    - Показалось мне, будто лежала на одеяле кошечка… Куда подевалась?
    - Не показалось, брат! Была зверюга, а куда делась, не ведаю…
    Силится казак подняться, но ослабевшее тело его не слушается.
    - Помоги, - говорит, - Углик, встать. Надобно мне ее отыскать.
    Не поверил своим ушам маленький вахмистр. Что за шутка такая, искать кошку приблудившуюся? Уж не бредит ли парень вновь? А Богдан не успокаивается, хватает Углика за руки, норовит опереться об него и подняться во весь рост. Удержал его товарищ, усадил на ложе.
    - В уме ли ты, брат? Нет, видимо! Лежи, отдыхай, не нужна тебе рыжая тварь. Захочет, сама придет, где найдешь ты ее на темном базу?
    Глянул злобно казак, да как толкнет Углика, что есть сил, тот едва удержался на табурете.
    - Тварь рыжая, говоришь? – зарычал. – Коли был на твоем месте какой кмет сиволапый, зарубил бы его за подобные слова! Помалкивай, Углик, и помоги подняться. Передала мне моя любушка, что ждет и тоскует. Если пойду к ней, исцелюсь от хвори! Благо, растолковала, где ее искать. Связана с ней моя судьба. Обязан я с панночкой встретиться, а нет, так и жизни без нее мне не будет!
    Понял тогда Углик, кем была рыжая кошечка. Стал он парня удерживать.
    - Окстись, дурень! Ведьма твоя любушка! Дева водяная! Война тебя пожалела, навка не пожалеет, пропадешь! Ждут тебя дома мать да сестра! А, Богдан?! Угомонись! Пойми, что смерть упрямством приближаешь!
    - Нет у меня ни сестры, ни матери! – воскликнул казак. Смог он опрокинуть Углика, поднялся. Покачнувшись, пошел было к дверям. Но упрямо вцепился в него друг. Стали они бороться.
    Силен казак, выше Углика на голову и в плечах шире значительнее, но крепок Углик, как гвоздь в крышке гроба. Поддает казаку за здорово живешь, не позволяет к дверям приблизиться. Кто знает, сколько схватка продлится, чем закончится?.. Отлетел к печи вахмистр, мощным ударом отброшенный. Набрался, видать, Богдан сил.
    - Прости.. – горестно вымолвил, на секунду промелькнула в синих очах мольба. – Должен идти, влюблен я…
    - Не влюблен ты, дубина, бесом одержим! Не уйдешь!
    Вскочил парень, кинулся к дверям, заслонил собою выход. Подошел к нему казак. Склонился как кречет над воробьем. Сплюнул Углик кровь.
    - Не широка дорога, Богданушка! Не широка, да не обойдешь! Тут останешься…
    - Не широка… - задумчиво повторил его товарищ, злость, прежде не ведомая, исказила лицо. – Прав ты, не широка. Не шире сабли твоей!
    С этими словами выхватил он из ножен шашку Углика, и полоснул его по груди наискось. Не ожидал вахмистр вероломства, как стоял, так и на землю грянулся. Вытер казак о шаровары лезвие, занес ногу, чтобы переступить через распластанного друга, а тот изловчился, и схватил его за сапог из последних сил.
    - А-а-аанджей! - заорал во все горло. Тут же перешел высокий голос в хрип. Развернувшись, секанул Богдан Углика от плеча и побежал в ночь.

    * * *

    Воздух стылый. Серый небосклон ожил кликом журавлиным.
    Мимо низких хат, мимо вишен, ягодами унизанных, мимо яблоневых кудрей, выжженных солнцем холмов, столбов свадебных… Прочь! Прочь из хутора! Лишь бы поле преодолеть, лишь бы войти в лес. Зеленый шатер укроет от восходящего солнца, от лучей жгучих, от людского гнева. Бежит Богдан. Через шаг запинается. Несется ему во след собачий остервенелый лай, но кажется казаку, то бесы над могильными плитами хохочут. Вот и поле… Качается созревший колос, роняет на межу спелое зерно. Скоро покос. Скоро взлетят над полем острые косы. Слышит Богдан, как поет сестрица, идя за косарем, собирает колосья. Нежный голос доносится будто из-под земли, или из сна забытого. Остановиться бы, оглянуться! Нет, не получается… Вселился в казака дьявол, гонит вперед, передохнуть не позволяет. Сжимает кулаки Богдан от бессилья, и врезается в ладонь что-то твердое. Скосил он одичавшие глаза, видит, держит в правой руке шашку булатную. Рукоять изукрашена серебром. Алый темляк шнуром перекручен. На лезвии багровые разводы. Чей клинок? Кровь чья? Застонал казак, схватился за голову, стеная, вырвал из чуба клок волос. Вспомнил… Признал оружие. Отлетела шашка в сторону, сверкнула молнией и пропала в жите.
    - За что, Господи? – вопрошает парень, глядя в небо.
    Донесся из леса голос вкрадчивый, манящий, желанный, и в то же время ненавистный.
    - Никого ни о чем не спрашивай… Нигде не найдешь ответа… Иди ко мне, спеши! Жду… Жду…
    Устремился на зов Богдан. Побежал опять, но споткнулся о кочку, ногу подвернул, рухнул на межу.
    - Вставай… Жду…
    Поднялся, прихрамывая, путь продолжил. Похож он на комара, которого обмотала паучиха липкой нитью и тянет в свое логово. Влетел в ольшаник. Дыхания перевести не успел, а снова на бег сорвался. Вгрызлась лютая боль в стопу, да не обратил на нее казак внимания, настойчиво продирался сквозь заросли ежевичника. Вел его голос, да невидимый аркан, на шее затянутый.
    Восходит солнце. Светлеет лес. Стали видны овражки, стежки заячьи. Сквозь ажурную листву голубоватый свет проглядывает. На прогалинах маргаритки мигают. У стволов растеклась лиловая медуница. Но не видит ничего Богдан. Что медведь в чащобу вламывается. Обезумел. Страдает. Ветви исхлестали щеки, изодрали рубаху.
    Как растаял у стволов ночной туман, вывела тропа страдальца на круглую поляну. Тут сверкает ртутной гладью пруд. Желтые кувшинки водят на нем хороводы, у берегов круглые листья покачиваются. Обступили пруд длиннокосые ивы.
    Забрел Богдан в ледяную воду по колено и встал как вкопанный. Колышутся над омутом тучи мошкары. Звон комариный складывается в слова.
    - Иди ко мне, Богдан, не бойся… Нет пути назад. К людям тебе не вернуться. Они тебя забыли, а я помню…. Иди ко мне…
    Сделал казак шаг, свело судорогой икры ног.
    - Стой! – властно произнес кто-то позади.
    Богдан резко обернулся, скорбно губы скривил.
    Стоит на берегу Анджей. Рубаха тоже вся в клочья разорвана, шея исцарапана. С трудом переводит он дыхание, дрожит, стучат зубы, а глаза грозно на казака взирают.
    - Стой, дурень! Приказываю!
    Зверем взвыл Богдан. Разделилась в нем душа надвое, и не властен он ни над одной, ни над другой половиною.
    - Вылезай, говорю! – повторил друг. – Много бед натворил, не твори еще одной, не губи душу.
    - Н-не могу…
    - Командир, я тебе, или так, сопливый холоп? Вылезай!
    Едва развернулся казак к поляку всем корпусом, капризно сморщилось озерное зеркало. Поднялась над водой голова навки, - бурые волосы, пышные, спутанные, как водоросли, перехвачены на лбу венком из кувшинок. Следом показалась белоснежная шея и плечи точеные. Протянула дева прозрачные руки, грустно запела. Бездонные очи страданием исполнились. Умоляет русалка казака не уходить.
    - Иди ко мне, возлюбленный… - печально шепчет.
    Понял Анджей, пропал Богдан. Не станет колдовскому зову противиться. Даже сердце молодого поляка отозвалось сладкой истомой на песнь навки, а друг, отравленный ее поцелуями, уж прощально махнул рукой Ендрусю. Вытащил гусар пистолет из-за пояса, взвел курок.
    - Знаю, бессильна пуля против нечисти, - заговорил он звучно, - но тебя, Богдан, без сомнения сразит. Только послушай ее, только сделай шаг, и я выстрелю! Запятнаю честь братоубийственным грехом, но не позволю тебе душу сгубить, подарив ее ведьме… Умоляю, опомнись! Вспомни родных! Тебя дома ждут!
    Протяжно вздохнул Богдан. Застыла кровь в жилах Анджея от этого вздоха. Заговорил обреченно казак.
    - Не стреляй, Ендрусь. Отпусти меня. Нет мне места среди вас. Не видать вашего прощения. Я больше не свободный воин, я преступник и раб. Всю жизнь мечтал о смерти в бою, но застала меня иная расправа. Матери скажи, в битве пал Богдан. Далеко его могила, не на родной Украине, а под самым Константинополем. Ей же, моей панночке, противиться не могу. Пусть она овладеет мною. Это мое единственное желание.
    Сказав сие, двинулся Богдан к водяной деве. Раскрыла она объятия, запела нежно. Анджей опустил пистолет. В страстном поцелуе соединились Богдан и навка, опустились на дно озера, вода с плеском сомкнулась над их головами. Разгладилось лицо лесного пруда. Тихо-тихо стало в ольшанике на мгновение. Но вот засвистел на ветке дрозд, и утро вступило в лес. Пробуждался он к жизни после беззаботного сна, смеялся тысячей лесных голосов. А трагедии словно и не было….
    Постоял Анджей на берегу, стараясь справится с болью, что грудь разламывала. От жажды страдал, но прочь гнал мысль подойти и напиться из ключа. Когда, наконец, собрался уходить, увидел, как вмиг вырвалась из озера струя крови, показавшаяся черной в лучах восходящего солнца.


    ©️ Copyright: Ирина Токарева, 2010
    Admin

    Работа/Хоббистихи ру, вк, вконтакте

    Сообщение   20th Декабрь 2018, 10:27

    Наталия Юркевич
    Наталка Змиивна
    Наталья Александровна Руденко
    Наталья Алехно
    Наталья Анвип
    Наталья Андреевна Майер
    Наталья Ахметова Рыженькая
    Наталья Базалицкая
    Наталья Власова 7
    Наталья Волкова Рыжая
    Наталья Глухушина
    Наталья Довженко
    Наталья Зорина
    Наталья Иванова
    Наталья Ивановна Пчелкина
    Наталья Ключко
    Наталья Крофтс
    Наталья Куницына
    Наталья Михайлова 879
    Наталья Москвитина
    Наталья Николаевна Максимова
    Наталья Ободовская
    Наталья Ольшевская
    Наталья Онучина
    Наталья Пунина Орлова
    Наталья Садохина
    Наталья Сарычева
    Наталья Соллогуб
    Наталья Сотникова 2
    Наталья Стручкова
    Наталья Фарук
    Наталья Фокс
    Наталья Фофанова 2
    Наталья Эбаноидзе
    Наташа Константинова
    Наташа Терентьева
    Наташин Владимир Ал
    Нати Гензер
    Наумов Ростислав Борисович
    Не Хармс
    Неведомые Дали
    Невероятный
    Невоструева Лана
    Неизвестник
    Нелля Воинова
    Нелля Запорожец
    Непохожая На Вас
    Непринцесса
    Нестерова Вероника Евгеньевна
    Нетая
    Нефть Матушка
    Нечаянный Прохожий
    Ника Смельник
    Ника Трофимова
    Никири
    Никитенков Анфиса Романовна
    Никитин Яков Артёмович
    Николаева Ольга Юрьевна
    Николай Борзаков 2
    Николай Бошинцев
    Николай Бушенев
    Николай Виноградов 5
    Николай Виноградов 6
    Николай Вячеславович Нилов
    Николай Глухинько
    Николай Деревянко
    Николай Ерёмин
    Николай Клёцкин
    Николай Крупин-Смольковский
    Николай Мошкин 2
    Николай Немков
    Николай Орехов Курлович
    Николай Орлов
    Николай Подорожный
    Николай Свайкин
    Николай Святобог
    Николай Сербовеликов
    Николай Соловьёв 3
    Николай Ступин 2
    Николай Хасин
    Николай Чельтер
    Николай Чепурной
    Николай Чиков 2
    Николай Шабанов
    Николай Ялшенков
    Никонова Ольга
    Ниловец Леонид Филимонович
    Нина Агейченко
    Нина Антюшкина
    Нина Богданова
    Нина Бурмистрова
    Нина Димовская
    Нина Добытеева
    Нина Железкова
    Нина Ивановна Серёгина
    Нина Калошина
    Нина Колосова
    Нина Кравчук-Щедрова
    Нина Мыльникова
    Нина Никонова 9
    Нина Ордовская
    Нина Правдина
    Нина Пылова
    Нина Садовская 2
    Нина Тарасова 4
    Ноль Без Аллочки
    Нэлли Иванова
    Нэлли Необыкновенная
    Нэтали Нэтали
    Огарева
    Одинокий Танкист
    Оксана Бердова
    Оксана Васюкович
    Оксана Задумина
    Оксана Макасеева
    Олег Ананьев
    Олег Бехтерев
    Олег Бусанов
    Олег Вещун
    Олег Гаврилов 3
    Олег Дарума
    Олег Емельянов 3
    Олег Коскин
    Олег Кротов 2
    Олег Ларцев
    Олег Луценко 2
    Олег Никогосян
    Олег Николаевич Шишкин
    Олег Пименов 2
    Олег Смирнов 3
    Олег Стоеросов
    Олег Суворов 2
    Олег Томило
    Олег Уралец
    Олег Черный
    Олеся Афонская
    Ольга Агафонцева
    Ольга Белоус 3
    Ольга Береговых
    Ольга Бовырина
    Ольга Васильева 14
    Ольга Васильевна Савченко
    Ольга Выставкина
    Ольга Вятская
    Ольга Головизина-Чернова
    Ольга Грубская
    Ольга Жеденова
    Ольга Ионова
    Ольга Квиташ
    Ольга Куданова
    Ольга Лафуткина
    Ольга Лукашева
    Ольга Майорова 2
    Ольга Мегель
    Ольга Мельничук 2
    Ольга Миронова
    Ольга Мязитова
    Ольга Назарова -Голубева
    Ольга Никифорова Тарасова
    Ольга Окт
    Ольга Орс
    Ольга Панчишкина
    Ольга Петровна Попова
    Ольга Потапова 4
    Ольга Романова 180
    Ольга Сенькина
    Ольга Синицина 2
    Ольга Флярковская
    Ольга Фунтикова Бояркина
    Ольга Хворост
    Ольга Худякова 4
    Ольга Швыкина
    Ольга Юкнявичене
    Оля Мельцина
    Оля Фролова
    Оля Чепурная
    Ониона
    Онуфрий Усовец
    Опоздавший
    Орден Поэтов
    Орехова Надежда
    Ориби Каммпирр
    Орлова Ульяна Пантелеймоновна
    Осталось Недолго
    Отощание Отменяется
    Отшельница
    Пётр Игнатович
    Пётр Шубин
    Павел 11
    Павел Алексенцев
    Павел Апидамский
    Павел Берестов
    Павел Богданов Ок
    Павел Бул
    Павел Гаазе
    Павел Гвоздовский
    Павел Гробовой
    Павел Краснокутский
    Павел Лавочкин
    Павел Техдир Антипов
    Павел Хрис Костин
    Павел Щербатых
    Павлентий Авраменко 3
    Павлина Зайцева
    Павлиний Гена
    Павловская Марина Дмитриевна
    Павлуша Журавлев
    Панкова Наталья
    Панкратов Михаил
    Петкилёв Пётр Васильевич
    Петр Глебов
    Петр Морозов 3
    Петр Петрушенко 2
    Петр Станов
    Петрова Любаша
    Питон22
    Пичугин Алексей Геннадьевич
    Платонов Сергей Владимирович
    Плут-Арх
    Плыви Сюда
    Подвижник Авдеев
    Полякова Наталья 50
    Последний Поэт Поднебесья
    Поэт Алексей Громыхин
    Поэт Песенник Сергей Ерошенко
    Предел Бесконечности Анди
    Про За
    Прокопенко Евгений
    Прокофьева Татьяна
    Просто Линда
    Псковский Бунтарь
    Пушкина Галина
    Рабочий Николай
    Равиль Даиров
    Радий Юрьев 2
    Радужные Мечты
    Радужный Единорог
    Радуница
    Радченко Татьяна
    Разиф Хакимов
    Раиса Серебрякова
    Рамис Каграманов
    Ратибор Алекс
    Рафаиль Уразаев
    Рахмил Розанов
    Рашит Гибадуллин
    Регина Безе
    Регина Маскаева
    Римид Нигачрок
    Римма Долженко
    Римма Сидорова
    Римма Сиуха 3
    Римма Чихичина Носкова
    Рина Трубецкая
    Ринат Багаутдинов
    Роберт Басыров Барон
    Роберт Хорошилов
    Родион Ярилицкий
    Родионов Владимир Иванович
    Роза Ахметова
    Роза Горбачёва 2
    Роза Дахаева
    Розе Руб
    Рой Гэбриэл
    Рой Декард
    Роман Дмитриев 4
    Роман Лем
    Роман Нидруб
    Роман Оффенбах
    Роман Скрипин
    Роман Федосов Командир
    Роман Ярцев
    Романова Жаннетта
    Ромашка Белая
    Ромиго
    Рон Вихоревский
    Румянцева Галина
    Румянцева Юлия
    Рус Любомир
    Руслан Арсененков
    Руслан Безруков
    Руслан Кизимов
    Руслан Мальсагов
    Руслан Мосенцев
    Руслан Цвиткис
    Рустам 3
    Рустэм Хисматуллин
    Рута Юрис
    Рыбаковец Александр Филимонович
    Рь Голод
    Рябова Анна Ильинична
    Рябова Инга Станиславовна
    С.М.Ф.
    Сабрина Ларина
    Савитур Ом
    Садов Александр Васильевич
    Сазонов Эдуард Гарольдович
    Салюми 1
    Самородок
    Самсонов Гордей Федосеевич
    Самуил Перельман
    Сан-Торас
    Сандер Орлов
    Сандра Ку
    Сандрин Старк
    Санта Лова
    Сантиния
    Саня Митрофанов
    Саша Калиновский
    Саша Локоть
    Саша Разумов
    Саша Устиновский
    Саша Флотский
    Сашка Куликов
    Свет Мечты
    Света Любич
    Светаева Анна
    Светик 67
    Светлана Березнёва
    Светлана Бочкарёва
    Светлана Вельдина
    Светлана Ветер
    Светлана Виноградова 53
    Светлана Галс
    Светлана Голубка
    Светлана Григоревич
    Светлана Грицаенко-Дудина
    Светлана Донченко
    Светлана Казанцева 2
    Светлана Кантехондо
    Светлана Капралова
    Светлана Командровская
    Светлана Королева Резанова 2
    Светлана Косырькова
    Светлана Красикова 2
    Светлана Куйсокова Мирза
    Светлана Куликова 59
    Светлана Ламбина Лана Веточка
    Светлана Люшенко-Крюкова 2
    Светлана Мангутова 4
    Светлана Марина
    Светлана Матковска
    Светлана Мель
    Светлана Мулюкова
    Светлана Набиуллина 2
    Светлана Новомлинская
    Светлана Нянькина
    Светлана Проконина
    Светлана Прокопик
    Светлана Родина Шахаева
    Светлана Сёмина
    Светлана Саломакина 2
    Светлана Севрикова
    Светлана Сухач
    Светлана Тимашева
    Светлана Тихомирова 3
    Светлана Торопова
    Светлана Тропина
    Светлана Шуберт Приказчикова
    Светлана Эдуардовна Пескова
    Светланка Шишкина
    Светланович Федосеев
    Светлый Отец
    Святослав Сергеев
    Семён Лойко
    Семён Поленский
    Семен Журавлев
    Серафим Бенгальский
    Серафима Данилова
    Сергей -В-Котов
    Сергей 69
    Сергей Акименко
    Сергей Александрович Божков
    Сергей Арабаджи
    Сергей Беккер
    Сергей Бобров
    Сергей Бороданёв
    Сергей Бритт
    Сергей Вахлярский 2
    Сергей Владимирович Евдокимов
    Сергей Дашук
    Сергей Ерохин 2
    Сергей Есин 2
    Сергей Ефимченко-Шрейдер
    Сергей Жигулин Брянский
    Сергей Збаращенко
    Сергей Исаков 911
    Сергей Каюдин
    Сергей Кизлярский-Ралло
    Сергей Киселев 10
    Сергей Коленцов
    Сергей Королев
    Сергей Крикунов Сова
    Сергей Лузан
    Сергей Любарский
    Сергей Малахитов
    Сергей Монастырский
    Сергей Москаленко -Эротическое
    Сергей Москаленко Афоризмы
    Сергей Мошков
    Сергей Мошкович
    Сергей Оксанин
    Сергей Орлов 8
    Сергей Пряхин
    Сергей Ралло
    Сергей Раненый
    Сергей Сальников 9
    Сергей Саховский
    Сергей Селезнёв
    Сергей Семянников
    Сергей Сорокин 3
    Сергей Стрельченко 2
    Сергей Суворинов
    Сергей Суворов 6
    Сергей Храневич
    Сергей Целищев
    Сергей Цыганков 2
    Сергей Чалый
    Сергей Чиганцев
    Сергей Шукуров
    Сергей Шумский
    Сергей Шушаков
    Серега Ветров
    Серегина Ирина
    Сережа Мельник
    Серж Панков
    Серж Пьетро 1
    Серж Рубежанский
    Сетевой Клуб Поэтов
    Силин Демьян Эдуардович
    Симон Слуцкин
    Сиянчук Игорь Левович
    Сказочник-Робинзон
    Скрип Хрип
    Скьяльдбрейдюр
    Слава Альманн
    Слушающие Рок
    Смеха Ради
    Смирнова Виктория 11
    Смолина Вероника
    Соболевская Анастасия
    Соколов Александрович Евгений
    Солнышкина
    Соло Бабочки
    Солова
    Соловьёва
    Соловьева Лилия Семеновна
    Соня Поляк
    Сотер Ликтор 2
    София Победа
    Софья Майорова
    Сподобившийся
    Стабурагс
    Ставинд Влада Вячеславевна
    Станислав Вогульский
    Станислав Горбачев Владимирович
    Станислав Рудик
    Станислав Шастак
    Стас Шафинский
    Стас Эллинский
    Стасииик
    Сте Пень
    Степан Лозовой
    Степан Ячный
    Стефания Двидевска
    Странствующий
    Стратонов Валерий
    Стусан
    Сулиман
    Сумерки Слогов
    Сучков Игорь Пахомович
    Сынчиков
    Та-Нюша Уфимцева
    Таисия Автайкина
    Таисия Ордин
    Тайбл Зоневицер
    Тамара Богуславская
    Тамара Бурдуковская 2
    Тамара Владимирова
    Тамара Догадова
    Тамара Лисицкая Андреева
    Тамара Родник
    Тамара Степанова
    Танечка-Танюша
    Танрай
    Таня Бур
    Таня Дудочкина
    Таня Найк
    Таня Стиль
    Таня Тарасова Пыжьянова
    Тарасова Виктория Геласьевна
    Тариэл Цхварадзе
    Тата Орбис
    Татьяна Андросова
    Татьяна Бакаева
    Татьяна Бродская
    Татьяна Буевич Продолжение
    Татьяна Важнова
    Татьяна Вебер
    Татьяна Воровская-Русанова
    Татьяна Дегтярёва -Есина
    Татьяна Евсеева Кабакова
    Татьяна Евсикова
    Татьяна Еремина 17
    Татьяна Ильиных
    Татьяна Ионесси
    Татьяна Кассирова
    Татьяна Коковина
    Татьяна Кондарева
    Татьяна Корбут
    Татьяна Косых
    Татьяна Красина
    Татьяна Кротова 2
    Татьяна Кузнецова4
    Татьяна Лайвел
    Татьяна Механькина
    Татьяна Мирчук
    Татьяна Модестова
    Татьяна Молостова
    Татьяна Нистюк
    Татьяна Орёл
    Татьяна Павлишена
    Татьяна Плити
    Татьяна Семеновская
    Татьяна Серегина Юр
    Татьяна Солодкова
    Татьяна Сыроежина
    Татьяна Сытина
    Татьяна Тареева
    Татьяна Тарханова -Пермячка
    Татьяна Туль
    Татьяна Туманова 4
    Татьяна Тюрина 1
    Татьяна Ульянина-Васта
    Татьяна Уманская
    Татьяна Фермата
    Татьяна Филиппова 10
    Татьяна Цыркунова
    Татьяна Чистякова 3
    Татьяна Шадуя
    Татьяна Шепелева
    Татьяна Шмитц
    Татьяна Шорохова 3
    Татьяна Шутко
    Татьяна Янчукович
    Тахир Султанов
    Твоева Ева
    Твоя Улыбка
    Терри Айронс
    Тиа Мелик
    Тильтан-Лаван
    Тимофеев Борис
    Титова Нина Николаевна
    Товарищ След
    Толбаева Анастасия Ростиславовна
    Только Что
    Тома Никитина
    Точёнова Марина
    Точка Безмолвия
    Травести Не Придет
    Травой Едомый
    Третьяков Владимир 80
    Трофимов Владимир -Открытое Лицо
    Узнаваемая
    Укус Уксуса
    Улеб Дроздов
    Ульяна Антипина
    Ульяна Валерьевна
    Уранов Александр Александрович
    Утренний Сон
    Уши Пуцер
    Фёдор Асинов
    Фёдор Городов
    Фаина Крейсман 1
    Фаина Фанни
    Фанис Низаметдинов
    Фантаголики
    Федор Перевалов
    Федосеева Наталия
    Феликс Лукницкий
    Феликс Мамут
    Феликс Ханыковец
    Феликс Челомеев
    Фигура
    Филарет Гафуров
    Филатов Николай 48
    Филимонов -Барский
    Филиппова Фаина Васильевна
    Флориан Роси
    Фокина Евдокия Варламовна
    Фомин Алексей
    Фотеева Мария Всеволодовна
    Фотина Балашова
    Фруализа
    Халида Шариф
    Ханинов Павел Архипович
    Ханна 3
    Харитонов Сергей Олегович
    Хлебникова Елизавета Алексеевна
    Ходдмимир
    Холод Павел
    Хохол Хохотович
    Христова Надежда
    Царенков Денис Александрович
    Царь Нептун 2
    Цветочек Лилия
    Цви
    Целую Дождь
    Чёрный Самурай
    Человек Медиум
    Чип На Каждую Руку
    Читаю Внимательно
    Чувственная Ромашка
    Чуприкова Елена
    Шамота Сергей Васильевич
    Шаталина Дарья
    Шаталов Роман
    Шеренко Влада Питовна
    Шерочка
    Шестаков Валентин Серапионович
    Ширшов Евгений
    Шквал Рифм
    Шлиме Смушкина
    Шмель Птица Быстрая
    Шолом Ицко
    Шрайбикус
    Шредингер Кота
    Штурман Павловичъ
    Шубкина Елена
    Шумветра
    Шурченко
    Шустренький
    Щербина Борода
    Эвелина Пиженко
    Эго Эго
    Эдит Сницарук
    Эдуард Гореванов
    Эдуард Футерман
    Эйбаргузин-Хайльт
    Экссзистенция
    Элина 4
    Элла Нестерик
    Эллина Симоненкова
    Эллинора2
    Элллл
    Эльвина Шумовская
    Эльмира Хисматуллина
    Эминд Николай Прохорович
    Эмма Иванова Избранное
    Эпингера Таисия Николаевна
    Эпистоляр
    Эрик Булатов
    Это Ветер
    Юджин Миракуру
    Юджин Сан
    Юлиана Шелковина
    Юлия Белова 7
    Юлия Бошарова
    Юлия Веда
    Юлия Ерусалимская
    Юлия Зимина 111
    Юлия Новикова -Смирнова
    Юлия Царёва
    Юлия Шекало-Ду
    Юрий Алексеев 3
    Юрий Баканов
    Юрий Банько
    Юрий Боцмановский
    Юрий Буревесник
    Юрий Бычков-Закирзянов
    Юрий Вдовенко
    Юрий Гез
    Юрий Гридасов
    Юрий Гриценко
    Юрий Дадекин
    Юрий Иванович Шмаков
    Юрий Ковалев 3 029
    Юрий Кокозиди
    Юрий Комса
    Юрий Лаатс
    Юрий Матвеев
    Юрий Оксов
    Юрий Пономарев 2
    Юрий Прялкин
    Юрий Резников 2
    Юрий Рехтер
    Юрий Сафроненко
    Юрий Субботин 3
    Юрча Самороков
    Яков Баст
    Яков Васильев
    Яков Верховский
    Яков Шенгарей
    Яковлев Ал
    Яксепал
    Ямщикова Евгения Елизаровна
    Ян Фатыхов
    Яна Кинг
    Япушкин
    Ярослава Летова
    Ясная Катерина
    Alexander Butenin
    Arisha
    Cлава Чаво-Зайцев
    Delmi
    Ezopik
    Jag
    Monomah
    O.S
    Olar
    Syyo

    Сообщение  



    Счётчики читателей         












    .



    мой сотовый телефон для связи 8-906-517-18-59
    .
    --------------------------------------------------